Резали бритвами и ножами. Кровь текла ручьями на асфальт

Как журналист попал под «раздачу» мафии.


Спортивный криминалитет в России один из самых жестоких, беспощадных. Эта история – особняком. Едва не убили спортивного репортера. Вроде мирная профессия. Но, если копать глубже, биться с грязью в большом спорте, можно запросто угодить на тот свет. Или чудом остаться в живых.

Об этом сообщает Инсайдер РУ


Этому человеку крупно повезло. Он выжил, будучи на грани небытия. С порезами и шрамами на лице, будто герой фильма ужасов, он по сей день публикует разоблачительные статьи о подноготной жизни российского спорта, в футболе, прежде всего.


Главным заказчиком того нападения считался лидер криминального мира 90-х Отари Квантришвили. Но не только он…


Кровь текла ручьями на асфальт
Иосиф Кобзон и Отари Квантришвили


Историю с «наездом» на самого себя попытался расследовать сам спортивный журналист и автор книг о футболе Алексей Матвеев.


РЕПЕТИЦИЯ «НАЕЗДА»


…5 января 94-го запомнится на всю оставшуюся жизнь. Поистине зловещий день. Мои острые публикации, особенно в «Российской газете», не остались незамеченными. Тучи, образно говоря, сгущались.


Немногие журналисты, симпатизировавшие мне, предостерегали: «Они меняются в лице, читая твои публикации, буквально «зеленеют» от нестерпимой злости. Будь аккуратнее. Обещали увезти в глушь, растерзать на куски…».


Забегая вперед, — все сделали в Москве, на глазах ошарашенных людей. Да, оппоненты не то, что раздраженно реагировали, — в бешенстве метались. Видимо, ждали случая, малейшего предлога схлестнуться со мной. Если не жизнь, то здоровье уж точно на кону стояло.


5 января в холле первого этажа здания Олимпийского комитета России на Лужнецкой набережной произошла давно зревшая моя стычка с одиозным главарем судейского футбольного корпуса Эдуардом Шкловским. Шел я на пресс-конференцию тогдашнего тренера сборной России Павла Садырина. В лагере команды разразился скандал, ему и посвящалась встреча с журналистами. Летом того же года сборной предстояло выступить на мировом первенстве в США.


Шкловский, напротив, покидал здание Олимпийского комитета. Ранее состоялось заседание исполкома РФС, подводились итоги, в том числе, судейства в российском чемпионате. Ведомству Эдуарда Исааковича досталось на «орехи», тут ещё журналист Матвеев с критическими, ироничными, даже саркастичными заметками и статьями. Наболело у судьи, накипело. Решил выместить злость, тем более, случай подвернулся. Вот же он «обидчик», Матвеев. Дай-ка я его за «грудки». Эмоции взыграли у Шкловского.


Немножко мы с ним потолкались, Эдуард Исаакович даже картинно звал на помощь – милицию. Несколько комичная ситуация. Вроде солидные граждане, а драчку устроили.


Поднялся я в малюсенький зал коллегии Олимпийского комитета, продохнуть невозможно. Человек шестьдесят журналистов набилось. Ощущение, будто мы сельди в теснейшей банке. Пишущие репортеры, а также коллеги из теле-радио компаний собрались.


Вдруг во время пресс-конференции в зал буквально ввалился, точнее не скажешь, огромный, почти двухметровый Отари Квантришвили. В прошлом борец-вольник с широченными плечами, будто скала, возвышался над нами, простыми смертными. От эффекта неожиданности присутствующие на мгновение онемели, застыли и ждали, что последует дальше.


— С теми, кто чернит в печати российский футбол, его руководство, будем разбираться, — многообещающе заявил Отари с порога.


Журналистский люд притих, видимо, в ожидании очередных перлов лидера криминального мира. Они последовали по окончании мероприятия. Едва я собрался выйти из зала после общения с Садыриным, вплотную подошел один из сопровождавших Отари помощников, Андрей Слушаев. Тоже борец, колоритный парень, размерами, правда, чуть меньше главаря. «Отари Витальевич хотел бы с вами пообщаться», — сказал тоном, не терпящим возражений, мой новый знакомый.


Кровь текла ручьями на асфальт
Иосиф Кобзон, Борис Громов и Андрей Слушаев вместе с Квантришвили


ЛОБОВАЯ АТАКА


Отари Квантришвили мечтал обосноваться в стенах Государственной Думы. Методично создавал политическую (!) партию спортсменов, чтобы с ней войти в дом на Охотном ряду. Таким образом, легализовал бы свою, мягко говоря, сомнительную деятельность в кулуарах большого российского спорта и политики.


Отари Витальевич отнюдь не случайно стал активно посещать именно футбольные мероприятия. Он намеревался, — о, чудо! – отправиться в составе официальной российской делегации на предстоящее мировое первенство в Америку. Планировал провести переговоры с тогдашним руководителем ФИФА, бразильцем Жоао Авеланжем.


Кстати, весьма регулярно борец вольного стиля (в прямом и переносном смысле) захаживал к президенту футбольного союза Вячеславу Колоскову. Наверное, Отари Витальевич обговаривал с Вячеславом Ивановичем детали будущих переговоров с Авеланжем.


Кровь текла ручьями на асфальт
Вячеслав Колосков


Предстоял нелегкий разговор с человеком поистине «вселенского» масштаба. Он ведь собирался на переговоры с самим Авеланжем.


— Ты зачем пишешь о «договорных» матчах, Колоскова в печати ругаешь? – рявкнул со старта Отари Витальевич.


Отвечал ему, — если кого-то критикую в печати, в том числе, и упомянутого персонажа, значит, есть за что.


Говорил я с нотками «металла» в голосе. Вокруг стояли не успевшие разойтись репортеры, другие люди. Они с неподдельным интересом внимали нашему диалогу, если подобное тянуло на диалог.


— Смотри, Колосков на моё имя заявление написал, просит защитить его от твоих нападок в прессе, — на повышенных тонах продолжал Квантришвили, — и тряс передо мной листком бумаги. – Если не прекратишь чернить в газете Славу, наш футбол, бить будем, — открыто, не стесняясь присутствующих, вещал могучий борец. – Вообще ты желчный, злой, с тобой разобраться пора…


— В спорте начнёшь понимать, когда к моему мнению прислушаешься, будешь делать, как я скажу, — подытожил «гуру» отечественного криминала.


Расстались мы отнюдь не друзьями, каждый при своём мнении. Мысль – опубликовать по горячим следам острую, разоблачительную заметку, — неотступно преследовала меня. С какой стати, пусть даже очень маститый бандит, грозит мне расправой?


Выше я рассказал, в чем заключался пафос мастера спорта по вольной борьбе, совмещавшего должность президента фонда имени Льва Яшина. Ведь действительно собирался на чемпионат мира в Америку. Зачем?


Ну, как же, футбол – вид спорта номер один в мире. Отари Витальевич хотел тем самым прибавить себе политического веса. Чтобы в Думе быть уважаемой персоной, безусловным авторитетом.


Квантришвили не брезговал ничем. Начал свою бурную деятельность тем, что срывал украшения со своих соплеменников – грузин. Цепочки, кулоны, иные ценности шли, видимо, в недра фонда соцзащиты, надо же иметь стартовый капитал.


Дальше – больше. Разбой, рэкет, грабеж, покушения на строптивых людей – бизнесменов, предпринимателей.


СКОТ ПРОДАЖНЫЙ


Увы, почти в любом коллективе не обходится без уродов. Оказался свой предатель и в «Российской газете». Владислав Иванов был никем иным, как заместителем главного редактора. Конечно, был в курсе редакционных планов, они прилюдно обсуждались на утренних планерках.


И вот оказал бесценную Отари услугу: поставил его в известность о готовящейся публикации, не поленился прочитать «боссу» содержание сенсационного, разоблачительного материала.


Зачем это сделал? Иванов брал деньги у Квантришвили на финансирование федерации парусного спорта, он каким-то боком подвизался в ней. Как тут не информировать спонсора о готовящейся информационной «бомбе»?!


В общем, скот продажный. Таких, как он, в журналистике и около неё, к великому сожалению, множество. Они превратили замечательную нашу профессию в доходное ремесло. Это их стиль, образ жизни. Ничего святого. Деньги для них действительно не пахнут.


…Отари пребывал в бешенстве от прочитанного ему по телефону текста. Конечно, мафиози достаточно крупного калибра не составило труда дозвониться главному редактору «Российской газеты» Наталье Полежаевой. Подоплека разговора ясна: вы, что себе позволяете?! Какая ещё публикация? Да он с ребятами всю редакцию разнесет, то есть, взорвет. Так и заявил.


Полежаева, однако, не дрогнула. Некоторое время ходила с охраной. Она имела такую возможность, возглавляла не шарашкину контору, а печатное издание правительства России.


20 января 1994 года вышла-таки моя, ставшая знаменитой, заметка в «Росгазете» под заголовком: «Отари Квантришвили: бить будем». Есть смысл привести отрывки из нее:


«…После памятной пресс-конференции главного тренера футбольной сборной Павла Садырина и президента РФС Вячеслава Колоскова ко мне подошел некто Слушаев, колоритная фигура под сто кило. И вежливо пригласил на «собеседование» (именно так он выразился) к Отари Квантришвили, в прошлом борцу-вольнику, ныне президенту фонда социальной защиты имени Льва Яшина.


Отари Витальевич сразу поинтересовался, почему обижаю его братьев-футболистов, критикую в газете руководство РФС. Я отвечал: за «договорные» матчи в российском первенстве, конфликтную ситуацию в сборной и ряд других причин, перечисление которых заняло бы много времени. Любопытные с интересом внимали нашему разговору. Между тем мы явно не сходились во мнениях.


На прощание Отари Витальевич благословил: «В спорте будешь разбираться, когда перестанешь мне перечить. Вообще ты желчный, злой. Подумай, иначе бить будем». Завуалированные, подчас и открытые угрозы нет-нет да звучали в разговоре. На том и разошлись.


Любопытная деталь. В уголовном деле о групповом изнасиловании, по которому в своё время проходил Отари, есть характерная медицинская справка. Согласно ей, атлета досрочно освободили из мест заключения, так как он страдал вялотекущей шизофренией.


Если диагноз не был снят, то господин Квантришвили не вправе возглавлять какие-либо фонды. А социальная защита действительно необходима. Именно спортсменам, а не футбольным чиновникам. Чем быстрее осознает сие господин президент фонда, тем лучше».


Подписал я себе «приговор» данной публикацией? Отчасти.


…Дату нападения, судя по всему, тщательно планировали. Видимо, не случайно выбрали День защитника Отечества. К тому же в феврале обычно проходят зимние Олимпийские игры. В 94-м они состоялись в норвежском Лиллехаммере.


Отари Витальевич, как позже выяснилось, тоже там был. Правда, не совсем ясно, в качестве кого. Вроде не являлся представителем зимних видов. Вероятно, «социально защищал» там российских атлетов. Дескать, какие к нему претензии, он в день нападения на журналиста за пределами страны находился.


Накануне «знакового события» я почти всю ночь делал срочный материал для газеты, утром сдавать надо. Прилег отдохнуть ненадолго.


Встал очень рано, — по вторникам, до приезда в редакцию, играл с друзьями в футбол. Ещё до начала рабочего дня мяч гоняли, с полдевятого до десяти утра. В здании спорткомплекса «Правда», он располагался в нескольких метрах от газетного офиса. Любимую забаву не пропускал, для меня – святое. В то утро до спортзала и рабочего места не дошел…

Источник: Тема РУ