• Контакты
  • Antikor 1 - первый международный антикорупционный портал - с нами коррупция не заржавеет!
Среда, 11 Октябрь 2017 11:47

Дочь друга Путина точит санкционный нож на отца

Дочь друга Путина точит санкционный нож на отца
Загрузка...
Игра в дочки-внучки может сделать Владимира Литвиненко невыездным

Горный университет, в котором Владимир Путин защищал диссертацию - такая же неприкасаемая, непрозрачная структура в системе высшего образования, как и возглавляемый братом Юрия Ковальчука Курчатовский институт в Российской академии наук. О личности его руководителя Владимира Литвиненко мы в основном знаем со слов его дочери, которая, как она сама утверждает, уже несколько лет пытается вернуть своего ребенка, похищенного отцом. Как сообщает "Дождь", недавно она призвала включить самого богатого ректора страны в санкционный список.

 

С соответствующей инициативой Ольга Литвиненко, бывший депутат Заксобрания Петербурга, выступила в латвийском Сейме. Там она предложила пересмотреть механизм оказания давления на российские власти Евросоюзом, а также распространить европейские санкции на собственного отца. Сама Ольга Литвиненко Она проживает в Европе с 2011 года.

«Мой отец украл собственную внучку у собственной дочки, уничтожил жизнь собственной дочки, украл у нее самое дорогое, ребенка, которого я девять месяцев носила под сердцем. Украл у собственных внуков свою сестру, объявил себя ее отцом и свою жену ее мамой. Я считаю, что это за гранью добра и зла. Может быть это и Павлик Морозов, но это моя борьба за свою дочь», — рассказала Литвиненко.

 

Она также отметила, что и прокуратура, и другие органы власти боятся связываться с делом, в котором фигурирует имя президента Путина: «Я считаю, что под санкции должна попасть и компания, где мой отец является одним из главных акционеров, потому что история о том как мой отец путем коррупции и манипулируя ярлыком того, что он является другом Путина, получил контроль над этой компанией... В России ты именем Путина ты можешь вершить любое правосудие, которое хочешь. Когда я выступала в Латвии, я сказала: "с вами говорит человек, который в России считается официально похищенным". Использование административного ресурса, я считаю, абсолютно антидемократичный подход и такой подход должен найти ответ на территории Евросоюза. Хотя бы чтобы таких людей как он не пускали на территорию».

«Знаете, в чем политика моей ситуации? Может это и семейное дело, но когда семейное дело выходит за рамки семьи, то есть за рамки дома, и есть понятие как суд, исполнение судебных решений, есть понятие закон, есть понятие действие госорганов, муниципалитетов, органов опеки. Если бы это произошло в любой другой семье, не связанной с Путиным, то, соответственно, ситуация должна была разрешиться следующим образом — органы опеки едут со мной, забирают мою дочь и все. Но здесь есть лобби друга Путина», — добавила она.

 
****

«Его все всегда боялись»

 

С дочерью друга Путина, ректора Горного университета Владимира Литвиненко мы встретились в Варшаве. Опасаясь за себя, она скрывает свое местожительство. Из России Ольга сбежала несколько лет назад, ее отец объявил ее похищенной и, по словам Ольги, незаконно удерживает ее ребенка. В интервью Дождю она рассказала свою историю.


У Владимира Литвиненко 20% акций «ФосАгро», стоимость доли — почти один миллиард долларов. Он на 122 строчке в списке Forbes. До того, как он попал в список Forbes, Литвиненко дважды возглавлял предвыборный штаб Путина. А началось его восхождение еще в 1997 году, когда мало кому известный руководитель администрации президента — Владимир Путин — защитил под его руководством кандидатскую диссертацию.

С Ольгой Литвиненко мы встретились на нейтральной территории — в ресторане в центре Варшавы. Свою дочь — Марию-Эстер — она не видела уже семь лет. Все это время Мария-Эстер живет с дедушкой, воспринимая его как отца. Вот, что она рассказала: «Случилось это в 2010 году, когда я поехала рожать своего сына в роддом. Меня положили раньше в больницу. Эстер-Марию, Марию-Эстер, не знаю, как они ее сейчас называют, я оставила у дедушки с бабушкой — и больше я ее не видела».

«Его все всегда боялись. Абсолютное самодурство! Я хочу, я могу, мне подвластно все, мне подвластно добро и зло, мне подвластна мораль», — так Ольга говорит о своем отце.

Все попытки объясниться с отцом остались без результата. «Один раз мне сказали потрясающую фразу: ты можешь раз в неделю приезжать, играть со своим ребенком. При этом это все могло состояться в присутствии охраны вокруг, представьте, какой это стресс для меня. И что я должна — поиграть и уехать потом? Оставив свою дочь?» — рассказывает Ольга.

Ольга понадеялась на суд, но напрасно. Как выяснил Дождь, Литвиненко хорошо знаком с уполномоченной по правам ребенка в Санкт-Петербурге — Светланой Агапитовой. У них совместная компания — благотворительный фонд «Азбука надежды», зарегистрированная вскоре после того, как суд отказал Ольге в праве на дочь.

До своего бегства из страны Ольга была депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга. На всех ее шестерых помощников, которые поддерживали ее в борьбе за дочь, были возбуждены уголовные дела. Ольга уверена, что это месть отца.

«Он считает, что своих наследников должен воспитывать именно он. Поэтому он построил школу, где полностью корректирует учебную программу, где замкнуто на нем. Первый день открытия этой школы — это был первый школьный год моей дочери», — рассказывает Ольга про школу во дворе жилого комплекса на Нахимова 15, который был построен Горным институтом. Это один из самых закрытых и недоступных в городе ЖК. В нем живут топ-менеджеры госкорпораций и высокопоставленные чиновники, здесь же квартира и у самого ректора. Стоимость обучения в школе — 98 тыс рублей в месяц.

«Он считает, что своих наследников должен воспитывать именно он. Поэтому он построил школу, где полностью корректирует учебную программу, где замкнуто на нем. Первый день открытия этой школы — это был первый школьный год моей дочери», - говорит Ольга Литвиненко.

После бегства дочери Владимир Литвиненко подал заявление в Следственный комитет — его дочь якобы похищена. Адвокат Ольги Павел Ивлев считает, что сделано это для того, чтобы заблокировать любые сделки с недвижимостью: «В рамках этого дела о похищении Ольги арестовано ее имущество в Петербурге, принадлежащие ей квартиры, она не может ими распорядиться, продать их, а они ей не нужны, она не живет в Петербурге».

Адвокат Ольги Павел рассказывает: «Ольга спокойно дает интервью, активна в фейсбуке, многие люди ее видят, я ее видел. Она не прячется. А вот по документам она похищена, нет ее. А следователь продолжает писать бумаги, что пока он лично ее не увидит, он дело не прекратит».

Дело о похищении расследуется уже 6 лет. Ее недвижимость под арестом. Все это время Ольга не видела Марию-Эстер, которая в этом году должна была закончить 2 класс.

Источник: "Дождь", 05.07.2017

Оставить комментарий

Новые сверху Старые сверху

От читателей

Вход